Русские между восточной наковальней и западным молотом.

Сначала в Норвегии были легализованы однополые браки. Потом легализовано усыновление детей однополыми родителями. Там священники — женщины и мужчины — открыто заявляют о своей нетрадиционной ориентации. А сейчас там появились смельчаки среди однополых, которые ставят вопрос о праве венчаться с детьми, жениться на детях.

Если мы, традиционные родители, как овощи, будем сидеть и ждать, то мы проиграем эту битву с однополыми или с иными гендерами за наших с вами родных детей. Сегодня зоной эксперимента являются Северная Европа, Германия плюс США и бывшие британские колонии: Канада, Австралия, Новая Зеландия — это "горячие точки", откуда я получаю сигналы "SOS" от русских матерей. Франция использует русских мам в качестве родильных машин и отбирает у них детей. Это первые всполохи войны за священный образ традиционной русской семьи.

"ЗАВТРА". Ирина, расскажите, как вы попали в Норвегию, и какое впечатление произвела на вас эта страна?

Ирина БЕРГСЕТ. В 2005 году в Москве я вышла замуж за гражданина Норвегии. Моему сыну было тогда 7 лет. Мы поехали жить в Норвегию, в коммуну Аурског-Хёкланд в деревню Аурског.
Тогда я еще не знала, что полвека назад Норвегия была страной, по уровню цивилизованности сравнимой со странами Центральной Африки.
В 1905 году Норвегия впервые перестала быть зависимой не только от Дании, но и от Швеции. Эта страна как была, так и осталась государством крепостных, причём, барина ее жители никогда не видели. Только платили оброк. Развития культуры не было. Жители говорили то на датском, то на шведском языках — то есть на языках поработителей. Позже эти языки смешали и сделали один искусственный язык, называемый букмолом. Хотя и сейчас каждая семья в Норвегии говорит на своем собственном диалекте. До сих пор языкового государственного стандарта в Норвегии не существует.
Можно было бы сказать, что это страна только сейчас формируется, если бы не шел встречный процесс. Норвежское общество стремительно морально деградирует, копируя американские законы и порядки.
Нефть нашли в море 50 лет назад. Ясно, что страна, у которой отсутствовали наука и культура, не могла обладать технологиями добычи нефти из моря — Норвегия воспользовалась иностранной научно-технологической помощью.
Всё это я узнала потом. Когда я покидала Россию, я знала только то, что в Норвегии — самый высокий в мире уровень жизни.
Несмотря на то, что я закончила факультет журналистики МГУ и являюсь кандидатом филологических наук, Норвегия не признала моё образование.
Мне предложили работать учительницей в соседней с нашей Фет-коммуне в сельской школе нового типа — по прогрессивному датскому образцу под названием "Риддерсанд", что в переводе означает "школа рыцарей". В сравнении с нашей российской системой все норвежские школьные госпрограммы выглядят как, по сути, для умственно отсталых. С 1-го по 7-й классы — там начальная школа. Задача государственной программы — выучить алфавит до 13 лет и научить детей считать — читать ценники в магазинах. Вслух в классе читать нельзя, потому что "стыдно". Специальный учитель выводит ребенка в коридор, и только там, чтобы не позорить "малыша", слушает, как он читает. Учитель имеет право разобрать с детьми два примера по математике в день, если дети не усвоят материал, то через три дня еще раз пытается им объяснить пройденное. Домашнее задание на неделю — пять слов по-английски или восемь, на усмотрение ребенка.
Норвежская школа — это пример полной деградации образования. Литературы нет, истории нет, физики нет, химии нет, естествознания нет. Есть природоведение, называется "обзор". Дети окружающий мир изучают в общих чертах. Они знают, что Вторая мировая война была. Все остальные подробности — это насилие над ребенком и его психикой.
Самая богатая страна мира не кормит детей в школе и в детском саду. Вернее, кормят некой бурдой под названием "томатный суп" из пакета один раз в неделю. Это именно так, в детских садах как государственных, так и частных, — еда только раз в неделю!
Мой старший сын учился в России в обычной школе. Поэтому в Норвегии он стал вундеркиндом. До 7-го класса он не учил ничего — там не надо учить. В школах висят объявления: "Если родители попросят тебя сделать уроки — позвони. Мы поможем освободить тебя от таких родителей".
Единственным способом тренировки памяти сына стало пианино. Я говорила: "Только пикни где-нибудь, что у тебя такая требовательная мама…"
С медициной в Норвегии просто беда! Нам нужно было удалить родинку — у Саши теперь шрам в 5 см, его располосовали ножом. Хирург из Осло, с 20-летним стажем, очередь к которому мы ждали больше семи месяцев, — этот хирург сработал, как сельский ветеринар.
Следует знать, что врачей в Норвегии нет. Ведь для этого надо много лет учиться в университете. Поэтому докторов вербуют кое-как по всей Западной Европе.
Нам повезло, что родинку не стала удалять наш участковый сельский врач в Бьорклангене. То была дама из Восточной Германии. Она нам прямо сказала: "Вы знаете, я никогда этого не делала. Я работала в Германии в страховой компании. Там было так: если кто-то ногу сломал, то я приезжала и говорила: да, это нога сломана". А потом она вдруг добавила: "Не волнуйтесь, я все сделаю…". На голубом глазу открыла при нас медицинский справочник и говорит: "Так, здесь написано: намочите ватку спиртом, протрите это место…". Я, конечно, взяла сына в охапку и на выход…

"ЗАВТРА". Весь это "местный колорит" может создать определенные проблемы, но с какого-то момента ваша жизнь в Норвегии стала просто невыносимой. Почему?

И.Б. Несчастье случилось через шесть лет моего пребывания в Норвегии. Я ничего не знала об их системе "Барневарн".
Я жила своими заботами: работа, дом, семья… Жила, мало вникая в государственное устройство страны, в которую переселилась. У кого-то, я слышала, отбирали детей, но я же была нормальной матерью.
Я развелась с мужем через три года совместной жизни, после рождения второго сына. Это был конфликт культур. Мне сейчас говорят: "Зато там в каждом деревенском доме есть унитаз и душевая кабина". Да, — отвечаю я на это, — но при этом норвежцы по привычке ходят мочиться за дом.
Три года я с детьми прожила одна. Взяла кредит в банке, купила квартиру, наладила нормальную жизнь, никогда не была социальным клиентом: работала, уделяла достаточное время детям. Дети были только со мной. Поскольку папа обижал сына от первого брака, я поставила вопрос, что не будет никаких свиданий.
С маленьким по закону он был обязан встречаться. Я держалась, как могла, чтобы ребёнок у отца не ночевал — была угроза избиения. Но детский сад, иные госструктуры давили на меня, чтобы я отдавала ребёнка. Поэтому маленький сын оставался у отца сначала по два часа в субботу или воскресенье. Но последний раз провёл у него почти неделю — ребёнок был с температурой, когда он его увез в тридцатиградусный мороз к родственникам в Тронхейм.
В 2011 году, седьмого марта я пошла в полицию поселка Бьоркеланген (Bjorlelangen), потому что мой маленький мальчик рассказал, что тети и дяди, родственники его папы, делали ему больно в ротик и в попочку. Рассказал о вещах, в которые я не могла поначалу поверить.
Есть в Норвегии некая народная традиция, увязанная на интиме с детками: с мальчиками и девочками, — учиняемая кровными родственниками, с последующей передачей их соседям. Поверить в этот бред или ад — я поначалу не могла. Я написала заявление в полицию. Восьмого марта нас пригласили в службу опеки детей Барневарн. Допрос длился шесть часов. Была только я и мои двое детей.
У них есть образцово-показательная система защиты детей, созданная для вида, что они борются с инцестом. Потом я поняла, что центры Барневарн, имеющиеся в каждой деревне, нужны только для того, чтобы выявить проговорившегося ребенка и недовольную мать или отца и изолировать их, наказать.
Из газет я узнала про случай, когда девочку, семи или восьми лет, суд приговорил оплатить судебные издержки и выплатить компенсацию насильнику на содержание его в тюрьме. В Норвегии все повернуто с ног на голову. Педофилия, по сути, не является преступлением.
Восьмого марта 2011 года у меня изъяли первый раз двоих детей. Изъятие происходит так: ребёнок не возвращается из детского сада или из школы, то есть практически крадется у вас, исчезает. Это потому, что его прячут от вас на секретном адресе.
В тот день мне сказали: "Вы понимаете, такая ситуация, вы рассказываете о насилии над ребенком. Нам нужно, чтобы вас освидетельствовал врач и сказал, что вы здоровы". Я не отказывалась. Поликлиника была в десяти минутах езды на машине. Меня в неё посадила сотрудница Барневарн, сказав: "Мы вам поможем, поиграем с вашими детьми". Дети остались не где-нибудь, а в службе защиты детей. Сейчас я понимаю, это было неправомерно. Когда я доехала до поликлиники, старший сын Саша, ему было тогда 13 лет, позвонил и сказал: "Мама, нас увозят в приемную семью".
Я была на расстоянии десяти километров от детей, которых увозили на секретный адрес. По местному закону, детей изымают без предъявления каких бы то ни было бумаг. Единственное, что я могла, — взять себя в руки. Плакать в Норвегии запрещено, это расценивается как болезнь, и Барневарн к тебе может применить принудительную психиатрию.
Оказывается, в Норвегии есть государственный план, квота на изъятие детей у родителей. Органы опеки даже соревнуются по его выполнению — это своего рода госсоревнование. Графики, диаграммы публикуются каждый квартал — сколько детей в каком районе отобрали.
Недавно ко мне попал документ — отчёт шведов. Это доклад о случаях изъятия детей из семей в Швеции и соседних Скандинавских странах (http://www.familypolicy.ru/read/1403). Речь идет о странном феномене. В этом докладе говорится, что в Швеции у родителей изъято 300000 детей. То есть речь идет о целом украденном у кровных родителей поколении. Ученые, криминологи, юристы, адвокаты — люди с традиционными ценностями, которые еще помнят, что семья в Швеции была, — недоумевают. Они говорят, что происходит что-то странное. Идёт государственный погром семей.
Специалисты называют цифру — 10 000 крон (это примерно 50 000 рублей) в день. Такую сумму получает новая семья за одного приёмного ребенка, причем, любого. Отдельный агент организации Барневарн получает из госбюджета огромную премию за разорение родового гнезда, за кражу потомства. Так происходит во всех скандинавских странах.
Причем, приёмный родитель может выбрать детей, как на рынке. Например, вам понравилась вот та русская, голубоглазая девочка, и вы именно ее хотите взять в приёмыши. Тогда вам достаточно только позвонить в Барневарн и сказать: "Я готов, у меня есть небольшая комната для приемыша…" И называете имя. Вам именно его тут же доставят. То есть сначала находится "наёмная" семья, а уже потом у кровных родителей изымается "под заказ" ребёнок.
Правозащитники Норвегии пытаются бороться со всесильной карательной системой Барневарн. Они всерьез считают, что это коррупционная система по торговле детьми. 3 мая пострадавшие от Барневарн в Норвегии организовали митинг протеста против насильственного разлучения государством родителей и детей в Норвегии. В плане краж детей у родителей Норвегия впереди планеты всей, здесь разлучение детей с родителями — это государственный проект. Заголовок в норвежской газете: "Одна пятая детей в Норвегии уже спасена от родителей". Одна пятая — это, к слову, от одного миллиона всех детей в этом государстве — почти двести тысяч "спасённых" и живущих теперь не дома с мамой, а в приютах.
Пособие приюту на ребёнка в Норвегии составляет примерно двенадцать миллионов рублей в год. А если вы ребёнка делаете инвалидом, вы получаете еще больше пособий и дотаций. Чем больше травм, тем выгоднее приюту, который является ничем иным, как тюрьмой семейного типа.
Согласно статистике, опубликованной в газетах Норвегии, из каждых десяти новорожденных детей, только два ребенка рожают норвежцы, а восемь из этих десяти рождается у мигрантов. Мигранты дают здоровое население Норвегии, потому что у них близкородственные браки не практикуются.
Больше всего в Барневарн попало детей, рожденных на территории Норвегии от русских. То есть русских детей отбирают в первую очередь. Практически все дети, рожденные от одного или двух русских родителей, ставятся на учет в Барневарн и состоят в группе риска. Они претенденты "номер один" на отбирание.

"ЗАВТРА". Если ребенка отбирают, что в этом случае могут сделать родители?

И.Б.Чуть ли не каждый месяц в Норвегии кончает жизнь самоубийством одна российская женщина. Потому что когда к вам приходят и отбирают у вас детей, вы безоружны, вы — один на один с Системой. Вам говорят: "Ты делаешь омлет не по норвежскому рецепту. Ты заставляешь ребенка мыть руки. Ты хромаешь, не можешь сидеть с ребенком в песочнице. Значит, ты — плохая мать, ребенка мы отбираем!".
Система защиты детей в Норвегии построена на презумпции виновности родителей. Родитель виновен заведомо. На родителей вываливается море лжи. Начинается все с простого утверждения: "Вы хотите уехать в Россию". И вы не можете этого опровергнуть, ведь у вас есть родственники в России. Или: "Вы хотите убить своих детей". Это потому, что русские в сердцах говорят: "Я тебя убью!"
Вас постоянно ставят в ситуацию, когда вы должны оправдываться. И вы понимаете, что оправдаться невозможно. Одному вам не остановить норвежскую государственную машину, построенную на баснословных премиях адвокатам, сотрудникам опеки, судьям, психологам, психиатрам, приемным родителям, экспертам и прочим… Премии выдаются за каждого изъятого голубоглазого малыша. У вас нет шансов спасти своего сына или дочь от норвежского приюта, увы. Я прошла все инстанции норвежских судов. Всё схвачено, везде коррупция. Дети — это товар. Их не возвращают.
Все материалы русской прессы о моих детях переводились адвокатом Барневарн и использовались в качестве обвинения на суде. "Она сумасшедшая, она защищает своего ребенка в прессе!" На Западе нет свободы прессы в отношении детей. Апеллировать к обществу невозможно. Там действует закон о конфиденциальности, который активно проталкивается сейчас и в России.

"ЗАВТРА". Вы дали понять, что действующая в Северной Европе система уничтожения семьи поощряет сексуальное насилие над детьми. Как работает этот механизм?

И.Б. Министерство по делам детей в Норвегии называется "буквально" чуть ли ни Министерством по делам детей и равноправию всех форм сексуального разнообразия. Сексуальные меньшинства в Норвегии — это уже совсем не меньшинства. Натуралы — это меньшинство… Имеющиеся в свободном доступе материалы социологов свидетельствуют: к 2050 году Норвегия будет на девяносто процентов гомо-страной. Что понимается под "гомо", нам трудно себе представить. Говорят, что наше российское представление о "геях" и "лесбиянках" — это прошлый век. На Западе легализовано как минимум тридцать видов нетрадиционного брака. Самая "передовая" в этом плане страна — Норвегия, там "мужчина" и "женщина" — это отживающие понятия. И не случайно в Норвегии нет возможности защитить ребёнка, рожденного в натуральной семье.
Казалось бы, вас это не касается. Вы говорите себе: "Пусть они делают, что хотят! При чем тут я и мои дети?"
Я тоже когда-то так рассуждала, ибо пребывала в полном неведении относительно того, что во всей Европе введены сексуальные стандарты, которые регламентируют воспитание детей в определенном ключе

http://yadi.sk/d/oa3PNRtG3MysZ.

Этот регламент обязателен для всех стран, подписавших соответствующую конвенцию, принятие которой активно лоббируется сейчас в России. Там прямым текстом говорится, что родители совместно с медиками и детсадовскими работниками обязаны учить крохотных детей "разным видам любви". А специальный раздел этого общеевропейского сексстандарта сообщает, почему учить европейских детей мастурбации родители и сотрудники детсадов обязаны строго до четырех лет и никак не позже. Для нас, пещерных россиян, это очень полезная информация. На стр. 46 упомянутого документа указывается, что новорожденный должен осознать свою "гендерную идентичность". Приказным секспросветом уже в час рождения ваш ребенок обязан определиться, кто он: гей, лесбиянка, бисексуал, трансвестит или трассексуал. А так как из равноправия гендеров понятия "мужчина" и "женщина" исключены, то вывод делайте сами. Если ваш ребенок все же не выберет "гендер", то ему в этом помогут всемогущая норвежская Барневарн или финская Ластенсуоелу, немецкий Югендамт и т.д.
Норвегия чуть ли не одна из первых в мире стран создала научно-исследовательский институт при Осло-Университете, который изучает суициды детей от 0 до 7 лет. На взгляд обывателя, очень странно. Как же новорожденный ребёнок может покончить с собой? А на взгляд местной Барневарн это естественно. Если дети после садистских оргий действительно погибают, то тогда официально это можно списать на "суицид".

"ЗАВТРА". Ирина, давайте вернемся к вашей личной истории…

И.Б. У меня отобрали детей второй раз 30 мая 2011 года. В дверь позвонили два полицейских и два сотрудника Барневарн. Я открыла дверь на цепочку, выглянула. У всех полицейских чуть ли не револьверы, приехал даже сам начальник полиции Бьорклангена и говорит: "Мы пришли забрать ваших детей". Я звоню адвокату, она говорит: "Да, по законам Норвегии вы обязаны их отдать. Если вы окажете сопротивление, детей всё равно заберут, но вы их не увидите больше никогда. Вы должны отдать детей, а завтра они вам объяснят, в чём дело…" Детей забрали сразу, даже не дали переодеться, и при этом не показали мне никакой бумаги, никакого постановления. После процедуры изъятия я пребывала в состоянии шока: теперь я должна была доказывать, что я — хорошая мать.
В норвежских газетах описали случай: одного мальчика, которого забрали у матери в детском возрасте, насиловали во всех приютах. Он дожил до 18 лет, купил ружье, пришёл "домой" и расстрелял приемных родителей.
Другого норвежского мальчика забрали — он плакал, хотел к маме. Врачи сказали — это паранойя. Его закормили лекарствами и сделали из него овощ. После криков прессы его отдали обратно маме в инвалидном кресле. Он уже не мог говорить, похудел на 13-15 кг. Это была дистрофия, произошли необратимые процессы.
После единственного свидания со мной мой старший мальчик сказал, что он написал письмо в русское консульство: "Я умру, но я все равно убегу из Норвегии. Я не буду жить в концлагере". И он сам сумел организовать свой побег. По интернету он связался с поляком Кшиштофом Рутковским, которому уже удалось спасти польскую девочку из норвежского приюта.
Поляк позвонил мне в самый последний момент, когда всё было подготовлено, и сказал: "Если я вывезу вашего сына без вас, — это будет киднепинг, кража чужого ребенка, а если с вами, то я просто помогаю семье". Мне было тяжело решиться, но выбор был страшный: погибнуть всем троим в Норвегии или спасти хотя бы себя и старшего сына… Не дай Бог, никому испытать такое!
В Польше мы пробыли три месяца. Кровная мать только в России имеет принадлежность к своим детям, является субъектом семейного права. В Европе — нигде. Мой ребенок сначала получил норвежскую приемную мать. Потом нас остановили по запросу якобы "другой" официальной норвежской мамы. В запросе значилось: "Некая тетя — то есть я — выкрала ребенка с территории Норвегии". Тогда Польша, по законам Европы, предоставила моему ребенку польскую приёмную мать.
А чтобы взять ребенка из Польши в Россию, моя мама — то есть бабушка моего сына, стала российской приемной матерью. Таким образом, состоялся обмен между польской и российской приемными матерями. Вот вам норвежский родитель номер один, польский родитель номер два и российский родитель номер три. Родная мать в Европе не в счет.

"ЗАВТРА". После вашего возвращения в Россию к вам стала стекаться информация о похожих случаях. Расскажите о вашей общественной деятельности.

И.Б. Вот ситуация: Ирина С. восемнадцать лет прожила в Англии. У неё там был друг. Родилась дочка. Однажды Ирина случайно узнала, что ее сожитель — член садомазохистского клуба. Девочка ее смотрит телевизор — показывают местного гонщика. Дочка говорит: "Мама, а этот дядя приходил ко мне играть в доктора. О! А эта тетя со мной играла в ванной…" Представляете, когда тебе твой ребенок говорит такое?..
Ирина пошла к английскому детскому психологу, а тот ей сказал: "Дорогая, вы — отстой, вы — вчерашний день. Это не извращения, это креативный секс для элиты". Она заткнулась и потихонечку стала собирать вещи, готовить свое отступление в Россию. Мудрая женщина…
Сначала в Норвегии были легализованы однополые браки. Потом легализовано усыновление детей однополыми родителями. Там священники — женщины и мужчины — открыто заявляют о своей нетрадиционной ориентации. А сейчас там появились смельчаки среди однополых, которые ставят вопрос о праве венчаться с детьми, жениться на детях.
Если мы, традиционные родители, как овощи, будем сидеть и ждать, то мы проиграем эту битву с однополыми или с иными гендерами за наших с вами родных детей. Сегодня зоной эксперимента являются Северная Европа, Германия плюс США и бывшие британские колонии: Канада, Австралия, Новая Зеландия — это "горячие точки", откуда я получаю сигналы "SOS" от русских матерей. Это первые всполохи войны за священный образ традиционной русской семьи.
Мысль о необходимости открытого сопротивления давала мне возможность не сломаться, не сойти с ума, там, в Норвегии.
Каждый из родителей в России должен понимать. За последние 30 лет структуры, заинтересованные в торговле детьми, занятые перераспределением демографических масс, узаконили положение, что родитель и ребенок — это вовсе не одно целое. Теперь дети принадлежат некоему абстрактному обществу или государству. Мало того, по Гаагской конвенции о краже детей 1980 года, которую Россия подписала в 2011 году, дети принадлежат территории, на которой проживали последние три месяца.
Философию этих нелюдей отчасти раскрывает проект правящей в Норвегии Рабочей партии, о котором я только недавно прочла в норвежских СМИ. Лисбаккен, министр по делам детей, не стесняясь, говорит: "Я — гомосексуалист. Я хочу, чтобы все дети страны были такими, как я". Он инициировал государственную программу провести эксперимент: в детских садах была изъята вся литература типа "Золушки", все сказки Братьев Гримм. Вместо них была написана другая литература, половая — "щён литератюр" по типу "Король и король" или "Дети-геи". Там, например, принц влюбляется в короля или принца, девушка-принцесса мечтает жениться на королеве. По закону детям уже в детском саду на горшках воспитатели обязаны читать такие сказки и показывать картинки.
Был такой случай. Русские туристы поехали в Новую Зеландию с краткосрочной визой, например, 7-дневной, — мама, папа и ребенок. Родители то ли крикнули на ребенка, то ли ребенок громко плакал — из кафе или отеля позвонили в службу защиты детей. Приехал наряд "спасателей", и ребенка изъяли, "спасли" от "родителей-садистов". Российские дипломаты боролись больше года за то, чтобы ребенок мог иметь свидания со своими биологическими родителями.
Я сама уже два года сражаюсь за право получить свидание с младшим сыном. Брейвик, расстрелявший 80 человек, имеет право звонить каждый день своим родственникам. Приговоренные к смертной казни во всем мире имеют право на переписку и на звонок, а мать не имеет возможности даже поговорить со своим ребенком!
Кстати, Брейвик "спасал" Норвегию от этой правящей парии "Арбайт парти", а объявили, что он ненавидит мусульман. Брейвик в четыре года был изнасилован норвежской матерью. Его "Барневарн" отобрала и пустила "по этапу". Каждая семья попробовала его "на вкус". Потом девять лет юноша готовил свою акцию. Думаю, его сейчас изолировали и сказали: "Мы тебе дворец построим, всё, что угодно, только молчи на эту тему!". Этот аспект постепенно всплывает в СМИ. Шведские журналисты уже раскопали эту историю.
Каждые пять лет Барневарн делает отчет по мигрантам, чьих детей больше всего в Барневарн. Топ-лист возглавляет Афганистан, потом Эритрея, потом Ирак. Из белых детей Россия на первом месте, в общем списке стран — на четвертом.
Кровные родители получают от государства разрешение на свидания с украденными детьми — по 2 часа один раз в полгода. Это максимум. Сейчас мой старший сын, который сбежал в Россию, виртуально обязан находиться в их детском доме, как собственность норвежского бифолкнинга (населения), до 23-х лет.
Речь надо вести не о педофилии как таковой. Это другой феномен. В одной только Норвегии 19 000 негосударственных обществ по перепрофилированию детей из "древних" (мужчина, женщина) в иные нетрадиционные гендеры.
Ребенок принудительно развивается в определенной нетрадиционной гендерной категории. То, что рассказывал мой кроха-сын, это уже не примитивная педофилия, а некий "организованный" тренинг, нацеленный на иную ориентацию.

"ЗАВТРА". Во все эти ужасы трудно поверить…

И.С. Пока вы рассуждаете, верить или не верить, уже появилось целое поколение родителей, которым приходится с этим ужасом жить.
Всё это в современной Европе преподносится как вид толерантности. Мол, дети якобы имеют право на сексуальные предпочтения с нуля лет, имеют право на секс-разнообразие. Против нас с вами, против родителей и детей, орудует хорошо организованная преступная мировая сеть. И, похоже, наступило время, чтобы признать это честно и открыто и начать в каждом райотделе российской полиции и по всей ее вертикали вводить спецподразделения по противодействию этим международным группировкам демографического бандитизма.
Я призывала людей на марше "Защиты детей" разглядеть за красивой маской западной "ювенальной юстиции", которая преподносится нам под видом якобы "спасения детей от родителей-алкоголиков", — глобальный эксперимент по смене гендера у наших детей. Чудовищный эксперимент, который почти тридцать лет уже идет по всей Европе.
Там, в Европе, да и в Канаде, и в США, в Австралии и Новой Зеландии, повсюду за пределами России — родительство раздавлено и разобщено. Родительство, как связь родителей с ребенком, планомерно уничтожается. Цифры изъятых детей — 200 тысяч в Норвегии, 300 тысяч в Швеции, 250 тысяч в Финляндии, в Германии, в Израиле — такое же огромное количество — это украденное поколение.

"ЗАВТРА". На этом фоне наша страна Россия выглядит островком христианского уклада…

И.Б. Про меня часто говорят: "Вот, сначала сбежала на Запад, а сейчас стала ярой патриоткой!" Да, я — патриот поневоле. Для того, чтобы оценить нашу Россию, может быть, и нужно сначала все потерять. Я слишком дорого заплатила за свою ошибку — собственным ребенком и страшным опытом.
Более ста российских семей сегодня стоят на коленях вокруг России и кричат: "Мы — гости из вашего будущего. У нас украли на Западе наших детей. Смотрите на наше горе и учитесь. Проснитесь, остановите чуму третьего тысячелетия. Поставьте железный занавес толерантности к извращениям. Выдавите эту нечисть за пределы России!"

Беседовал Андрей ФЕФЕЛОВ

Международное общественное движение
"РУССКИЕ МАТЕРИ"
http://www.russkiemateri.ru/

http://annatubten.livejournal.com/125026.html

Рассказ Инги Эйкевог, сбежавшей из Норвегии. Часть 3. Что такое "защита прав детей".
Новости по теме: В Совете Федерации предложили отдавать русских сирот в кавказские семьи и платить им не малые денежные суммы за каждого русского приёмыша.
Выпускники детских домов требуют отставки сенатора Торшина из-за его предложения отправить русских сирот на Кавказ.
Пробный камень уже брошен.

Комментарии.

Александр Васильевич Росич 09.05.2013 13:02
1. НЕЛЮДЬ - враг Рода человеческого (т.н. “мировые хозяева") - перешла к последней, активной фазе глобального наступления на землян примерно 30-35 лет назад.
ЦЕЛЬ - кардинальное сокращение населения планеты (в течение нескольких десятилетий) на 90%, с условием, что оставшиеся 8-9% будут в качестве рабов или биороботов “по обслуживанию скважин и рудников”.
Сокращения всеми возможными путями, включая “переработку” человеческих детей в НЕЧТО, не предусматривающее дальнейшего размножения Homo sapiens. Примерно тоже самое давно применяется к различным вредителям, например, в сельском хозяйстве. А именно: СОЗДАНИЕ УСЛОВИЙ, кардинально затрудняющих размножение того или иного вида популяции. Что естественным образом через 1-2 поколения приведет к кардинальному сокращению численности данного вида на планете.
Иначе говоря, на наших глазах в мире происходит реализация известной Системы 3Д: Депопуляция, Деиндустриализация, Десоциализация. Я бы добавил четвертое Д - Дебилизация…


2. На сегодняшний день (учитывая в т.ч. официальную демографическую статистику) активное размножение западноевропейцев - представителей европеоидной расы, можно сказать, остановлено.
С начала XXI века набирает обороты тенденция по перемещению в западноевропейскую “фабрику по переработке Homo sapiens” детей из других стран: Африки, Азии и Восточной Европы, включая РФ и другие полуколонии из числа стран СНГ.


3. Результатами указанной тенденции являются:

а) СУЩЕСТВЕННОЕ СНИЖЕНИЕ темпов размножения населения с традиционно высокой рождаемостью в странах Африки и Азии. Ведь, как известно, для увеличения численности населения в семье должно расти минимум 3 ребенка. Но если в семье из семи детей:
- одного так или иначе убить (пулей, вакциной или “лекарством"),
- второго посадить на наркоиглу,
- третьего с рождения кормить ГМО-продуктами вплоть до необратимой мутации его генокода,
- двоих забрать в европейский “цивилизованный концлагерь”,
то численность населения с подобными семьями (где останется два нормальных ребенка) начнет резко сокращаться с каждым новым поколением. Про войны, арабские и “оранжевые” революции, безработицу, голод, эпидемии от лабораторных вирусов я уже не говорю…

б) КАРДИНАЛЬНОЕ СОКРАЩЕНИЕ населения в восточноевропейских странах с низкой рождаемостью, таких как Россия и т.п.

в) ТОТАЛЬНАЯ ДЕБИЛИЗАЦИЯ населения планеты. От физиологического слабоумия (к чему, в частности, приводит попадание в организм человека некоторых химических соединений алюминия, например через систему дыхания), до полного ограничения усвоения ребенком необходимых знаний и навыков, выработанных человечеством.
Данному направлению, включая Систему образования и “общественного воспитания” (СМИ, ювенальная юстиция и прочая гниль), уделяется весьма пристальное внимание. Понятно, что управлять слабоумными (не могущими понять - “откуда дует ветер” и “плутающими в трех соснах" на порядки легче, чем нормальными людьми.
К слову сказать, в последнее время ученые выражают всё большую обеспокоенность по поводу масштабов распространения в США т.н. “приобретенного” слабоумия - деменции и болезни Альцгеймера (в отличии от врожденного - олигофрении). Как сообщается, зачастую, спровоцировать угнетенность работы мозга может большой объем всевозможных седативных средств, антидепрессантов, снотворного…
  • Владимир Золотухин 09.05.2013 14:58
    Ну вот - всё и стало на свои места.... Всемирная финансовая шпана ОТКРЫТО разверрнула геноцид народов. В первую очередь европейских, но наибольшую злобу и радикальнейшие планы у неё в отношении русского народа. Чем эти нЕлюди лучше гитлеровцев, над которыми очередную годовщину победы мы отмечаем? Разве можно в такой обстановке расслабляться? Или человечество будет спасено под водительством России, или всех ждёт полный и окончательный крах. Каждый должен определиться - покакую он сторону баррикад.
    Для меня весь этот расклад - давно не тайна. Что касается планов закулисы - сократить численность населения до 500 миллионов оставшихся - ясно уже добрых 3 десятка лет.
    И ГЛАВНАЯ (фальшивая) мотивация намечаевого геноцида - вполне откровенно высказывается - нехватка ресурсов для обеспечения жизнедеятельности наличиствующего населения. Рассуждения о нехватке ресурсов ещё можно было серьёзно воспринимать: если бы - не колоссальная разница в потреблении различными социальными стратами; если бы - фокус удара депопуляции не направлялся в отношени (приближаясь к эпицентру) белых, славян, русских. То есть, в отношении этносов с высокими генетическими (фенотип) и морально-нравственными (архетип) характеристиками.
    Для себя я давно определился - на какой быть стороне...
    Именно поэтому в течение многих лет опровергаю "обоснования" людоедских планов. В первую очередь, опровержение касается т.н. ограниченности ресурсов. Да, - на Земле они ограничены, но они, практически, неограничены в бескрайнем космосе. Оппоненты могут возразить, что нет технологий, позволяющих привлечь бескрайние ресурсы космоса. ВРАНЬЁ!!! Эти технологии УЖЕ предложены. См. книгу "Колонизация космоса: проблемы и перспективы"; см. патент № 2125303 "Способ осуществления инерционного термоядерного синтеза и преобразования полученной энергии"; см. патент
    № 2134650 "Магнитоплазменный способ вывода полезных грузов на геостационарную орбиту" и др. изобретения и разработки, позволяющие приступить к широкомасштабной зкспансии в космос, прибрав (экологически почистив) при этом, попутно и матушку Землю.
    Почему ЭТО все блокировано? Да потому, что мировая финансовая шпана, состоящя из извергов и извращенцев, на самом деле озабочена не декларируеми глобальными проблемами, а желанием установить тотальный контроль над предельно сократившимся населением. Именно поэтому - получил развитие информационный хай-тек, с намерением последующего его использования в целях установления тотального контроля (вживляемые чипы и т.д.). Но именно поэтому же блокированы направления, позволяющиие увеличить потенциальные степени свободы человечеству (пространственная экспансия). По сути, лелеются планы устройства замкнутого (земными рамками) тухлого мирка постгеноцидных остатков с пирамидальным общественным устройством, во главе с кучкой самозванных "избранных", определённого этнического окраса. И вот эти "избранные" (приближенные к богу) намереваются гедонировать и сибаритствовать на костях миллиардов, а оставшимся 500 милионам отведена роль дебилизированных прислуживающих рабов. Такой затхлый и гнусный мирок мог бы просуществовать определённое время, пока какой-нибудь шальной астероид не прикончил разом нЕлюдей и деградантов.
    Уважаемые читатели, вас и ваших потомков такое будущее устраивает?
    Определяйтесь и поскорее (пока не поздно)...
    Чеченцы не прижились в Европе. Ася Емельянова.
    Чеченцы, оказавшиеся на Западе, — особое явление рубежа тысячелетий. Это не самая сладкая доля, и, будучи оторванными от родины, они пытаются реализовать себя в чуждых условиях. Привыкнуть к этому трудно, и у всех это выходит по-разному. В Сети можно найти шальные карты Европы с прикидочными оценками, где сколько чеченцев в Старом Свете. Пропорции примерно такие: на первом месте Германия, потом — Польша и Бельгия. В Скандинавии - в Норвегии - больше чеченцев, уж никак не меньше десяти тысяч.

    Настоящую Норвегию в центре Осло можно не искать — она без туристов и джемперов с оленями. В спортивном зале в пригороде — Пакистан, Сомали, Чечня. За свои виды на жительство почти никому не пришлось бороться. 15 лет назад норвежцы пускали всех, статус беженца давали тысячам, не спрашивая, кто откуда.

    До Муслима Садаева легенды и национальность даже не проверяли. Тест на знание родного языка ввели уже для мигрантов второй волны — в 1999-м, когда от войны уезжали аулами. Селились все вместе, вместе ходили в школу.

    "Мы сразу поняли, что без языка — никуда, и начали его интенсивно учить. Были те, кто через три месяца уже хорошо говорил. И по тем временам с работой не было трудно", — вспоминает мигрант Садаев.

    Мигранты с Северного Кавказа делят пригороды с арабами. Власти давали квартиры подальше от Осло. Город Драмен, знаменитый тем, что здесь был убит самый почитаемый норвежский святой — Халльвард, теперь все называют Драменнюртом, как Хасавюрт. Здесь больше всего чеченцев.

    Руслан в Драмене с 2003 года, но дома — это все равно в Грозном. Норвегия ценит чеченцев за трудолюбие — они хорошо строят, занимаются перевозками, охранным бизнесом.

    Спорт — это обязательно, даже Руслан в перерывах между лекциями (он преподает в художественной школе) ведет занятия по каратэ. Его работы — в лучших галереях Осло. Серия портретов чеченских старейшин — самая любимая у норвежцев.

    "Чем я дальше от дома, тем больше о нем думаю. Меня три раза свари в кастрюле — норвежцем не стану", — признается Руслан Хасханов, член Союза художников Норвегии.

    На одной норвежской кухне все — по чеченским законам. Много чеснока — для чесночного соуса к галушкам. Продукты в Норвегии неприлично дорогие (за ними здесь ездят в соседнюю Швецию), но стол для гостей обязательно должен быть полным, богатым. И жена не присядет, пока разговаривают.

    Асаевы уехали 8 лет назад. Сначала жили на пособие в 22 тысячи крон (это 3 тысячи евро на семью). Получили квартиру и сразу начали работать. Асламбек занимается рыбой, Раиса — медсестра. Четверо детей подняли. Старший — юрист. Никто никогда не спросил у них, зачем приехали. Вопросы стали появляться лишь недавно — после Бостона.

    "Они, когда спрашивают, кто ты, сразу пальцем показывают — мол, воюете, но никогда не скажут. Но они начали думать: зачем мы всех вас пустили", — говорит Асламбек Асаев.

    После Брейвика норвежцы стали будто лучше видеть. Заметили, что под Осло слишком высокая мечеть, — минарет выше, чем положено. В центре появились зоны, где действуют законы шариата. А под крышей одной из независимых организаций и вовсе могли сидеть авторы экстремистского сайта Kavkaz Center. Открывая границы, Европа пустила в себя что-то лишнее.

    Что там было в Норвегии, еще нужно проверять, а вот в Финляндии все совершенно официально. Сайт не просто работает — на улице Булеварди, 2 сидит веб-мастер, часть руководства, по некоторым данным, именно по этому адресу находятся серверы. Власти Финляндии это не смущает — три года назад, давая ресурсу прописку, на пресс-конференции с приветственной речью выступила министр национального развития страны.

    Сайт, который бостонские братья читали как учебник, правозащитник Юха Молари пытается закрыть два года. 200-страничный документ, отданный в полицию, был потерян. Полиция вспомнила о нем несколько дней назад — в Финляндии испугались, что США могут включить их страну в черный список государств, поддерживающих терроризм.

    "Это очень странная ситуация. Сайт нужно немедленно закрывать", — считает Юха Молари.

    Еще внимательнее теперь будут и власти Ниццы — на Лазурном берегу осели чеченцы, приблизительно триста человек. С арабского квартала в Ницце все начиналось. У собора Нотр-Дам появилась первая мечеть. Чеченцы живут в районе улицы Абер, в меблированных апартаментах. Работают. Все так же, как и в Германии, Бельгии: строительство, охрана, сфера обслуживания, но, судя по полицейским сводкам, есть еще кое-что. Массовые драки с североафриканцами, попытки взять под контроль целые кварталы. Это тоже интеграция. Выросло новое поколение. Националистические партии в Европе готовятся ужесточать законы.

    "Не надо связывать нашу партию с антимигрантскими настроениями. За последние 30 лет мы следовали лишь одним курсом — не давать крышу экстремизму. Мы не против того, чтобы мигранты становились частью нашей жизни, но нужно помнить, что Норвегия — маленькая страна, и ее возможности ограничены", — подчеркнул представитель норвежской Партии прогресса Мазьяр Кешвари.

    Даже спустя десять лет европейский паспорт есть не у всех, кто уехал — не все торопятся выбирать, гражданином какой страны хотят называться. Почти все часто ездят домой, в Россию. Очень многие хотят вернуться, и никто не боится в этом признаваться.

    "Чем дольше живу тут, тем больше хочется домой", — вздыхает Асламбек Асаев.

    "Без Кавказа, без России я не понимаю, как жить. Это не мое", — считает Руслан Хасханов.

    Примечание. Сколько же в мире этих чеченцев, если в РФ нет ни одного региона без чеченской диаспоры, если за рубежом их тоже полно, и это кроме самой Чечни. Их миллионы.

    Русь.

    Впечатление. Сегодня пересмотрели мультфильм Гадкий Утёнок, созданный Гарри Бардиным. Понятно стало, почему его не показывают на наших экранах. Замечательная сатира на нашу действительность и превосходный мультфильм. Давно не испытывали такого дикого удовольствия от просмотра. Насколько остры и точны образы. Каков образ гадкого утёнка, так и хочется сказать, что это образ русского народа, ну а птичий двор - это..... Лучше посмотрите сами. Бодрит. Этот мультфильм имеется в коллекции

    Ватикана.
    Русским людям надо оставаться самими собой. Как лебедь не пытается стать вороном или коршуном, так и один народ не должен пытаться стать другим народом. Это вызов Творцу Всего Сущего, который сотворил различные народы, но всем им дал 10 Заповедей, которые им не обходимо соблюдать. Всё остальное - от лукавого врага человечества.
    Опыт соседей. Григорий Дурново.
    Затих шум, вызванный принятием закона о запрете на усыновление гражданами США российских детей и гибелью в тех же США усыновленного в России Максима Кузьмина. Казалось бы, раз в государстве проснулась такая яростная забота о детях, следовало бы ожидать каких-то решительных действий, призванных внести существенные изменения в судьбу детей-сирот и, в частности, улучшить ситуацию с их усыновлением. Однако на деле изменений и улучшений практически не произошло, более того — в некоторых регионах эксперты отмечают вовсе не рост, а спад активности в области усыновления.

    Между тем по соседству произошли серьезные реформы, касающиеся положения детей-сирот — возможности радикального изменения ситуации продемонстрировала Украина. И причиной реформ стал не конфликт с Соединенными Штатами. Да и начались эти реформы не сегодня и не вчера, а около девяти лет назад. Обо всем этом в подробностях рассказала на состоявшейся в Сахаровском центре в прошлом месяце дискуссии о проблеме сиротства одна из самых опытных профессиональных приемных матерей Украины Ирина Кожухарова.

    Исходная ситуация там была ничуть не лучше нашей — тысячи детей в детских домах, причем переполненных (по 300-400 человек), многие дети были обречены на то, чтобы прожить в этой системе до окончания школы. Реформы как таковые начались в 2006 году, однако еще в 2004-м им был дан старт в виде так называемого «закона Фельдмана» (по имени инициировавшего его депутата Верховной рады, олигарха Александра Фельдмана — о нем, кстати, сами активисты украинского движения по реформированию ситуации с детским сиротством знают мало, просто нашелся такой депутат, через которого удалось провести нужный законопроект). Этот закон подписывал еще Леонид Кучма — в последний день пребывания на посту. В законе прописывались основные понятия всего, что касается детей-сирот, и впервые говорилось о минимальных социальных стандартах для них — на каждого ребенка-сироту полагалось не меньше прожиточного минимума (сегодня каждый ребенок-сирота получает два прожиточных минимума, а приемная семья получает вознаграждение в виде 30% от прожиточного минимума). Закон предполагал также разукрупнение интернатов: он предписывал, что в стране не должно быть детских учреждений, в которых пребывает более 50 детей. Таким образом, первый шаг в сторону реформирования системы был сделан еще до «оранжевой революции».

    С приходом же нового правительства был создан департамент по усыновлению и защите прав детей. Вошли в него — и это крайне важно для понимания того, почему реформы удалось провести — не только профессиональные политики, но и специалисты, до тех пор работавшие в НКО и хорошо знавшие проблему. Возглавила департамент Людмила Волынец, автор большей части законопроектов и фактически всей реформе, до прихода на эту должность более десяти лет занимавшаяся этой темой — сначала как руководитель центра Украинского института социальных исследований министерства по делам семьи и молодежи, потом как сотрудник благотворительных организаций.

    Был быстро наведен порядок в ситуации с устройством детей-сирот. До начала работы департамента дети могли годами не получать статуса сирот, их могли отдать во временный дом ребенка, но после этого совершенно не торопиться с устройством. Департамент распорядился, чтобы все органы опеки страны провели учет и анализ всех детей и добились наличия всех необходимых документов. Оказалось, что в стране около 110 тысяч детей-сирот. Из них на тот момент более 60% находились в интернатах. Сегодня таких всего 12%. В основном, это дети старшего возраста с серьезными отклонениями в развитии или дети с большим количеством братьев и сестер. Органам опеки (сегодня они называются службами по делам детей) дается три месяца, чтобы решить все вопросы насчет устройства ребенка. Правда, организовавшая дискуссию психолог, специалист по семейному устройству Людмила Петрановская заметила, что все-таки на Украине постепенно убедились в том, что этого срока недостаточно, чтобы изменить ситуацию в кровной семье ребенка (если ее вообще возможно изменить — все-таки, как признала Кожухарова, социальную службу часто подпускают к семье в тот момент, когда она уже совсем разрушилась), поэтому сейчас временные приюты переквалифицируются в реабилитационные центры с более гибкими возможностями, и ребенок может там оставаться, например, до девяти месяцев — или ребенка могут отдать в приемную семью на время, скажем, в ситуации, когда мать тяжело болеет, а близких родственников нет.

    Следует все же учесть (и Ирина Кожухарова обратила на это внимание), что одной из предпосылок для изменений в жизни детей-сирот на Украине стало не только наличие во власти профессионалов, разбирающихся в проблеме, но и внешнеполитические условия. В те годы Украина шла на сближение с Евросоюзом, а в странах Евросоюза интернатно-госпитальная система, сложившаяся на Украине и в России, была признана нарушением прав человека. Если Украина хотела вступить в Евросоюз, она должна была отменить эту систему. Но заодно в стране стали развивать различные формы семейного устройства. Сегодня официально их здесь четыре — усыновление, опека (как родственная, так и неродственная, однако недавно были приняты правила, усложняющие возможность установить опеку людям, не являющимся родственниками ребенка, то есть налицо тенденция к тому, чтобы опека осталась только родственной), приемная семья и детский дом семейного типа — это юридический термин, однако та же Ирина Кожухарова, «учредитель» такого дома в Симферополе, одного из первых в стране, предпочитает, чтобы про нее писали, что у нее просто большая приемная семья. В 2004 году детских домов семейного типа было около 50 на страну, сегодня их 485. Приемных семей, взявших от одного до четырех детей, от шести до восьми тысяч.

    Что же до интернатов, то многие из них сегодня закрыты или перепрофилированы в детские санатории. В Закарпатье, как рассказала Кожухарова, остались только интернаты малых форм, до 20 детей. Киевская область заявила, что до конца 2015 года там вообще не будет интернатов. Это вполне в контексте принятой на Украине идеологии, согласно которой ребенок, направленный в интернат, считается неустроенным. Для социальной службы направить ребенка из временного приюта в интернат — скандал, она должна в подавляющем большинстве случаев найти ему семью. Возврат ребенка из приемной семьи, понятное дело, вообще квалифицируется как ЧП. Кожухарова отметила, что статистики возвратов детей нет, поскольку в таких случаях органы опеки срочно ищут новую семью, пытаясь не оставлять ребенка в учреждении.

    Существенный компонент реформы — совершенствование формы социального сопровождения. Государственные центры социальных служб для семьи, детей и молодежи существовали и до реформы, однако теперь им придали функции школы подготовки приемных родителей. Часть прошла по разработанной на Западе программе PRIDE, часть уже по национальной программе. Сотрудники этих центров — обычные психологи и соцработники, выпускники украинских вузов, но прежде чем начать работать в центрах, они должны пройти специальную подготовку по работе с кровными и приемными семьями. Более того — приемные родители раз в два года должны обязательно проходить что-то вроде курсов повышения квалификации в течение трех-четырех рабочих дней. Опытные приемные родители активно привлекаются к социальной поддержке приемных семей. В Днепропетровской области, например, создана группа скорой помощи приемным семьям. Впрочем, сейчас приоритетом в социальной политике в отношении детей из неблагополучных семей является возвращение их в кровные семьи, так что эти группы помощи несколько сократились. 90% детей-сирот на Украине — сироты социальные, при имеющихся неблагополучных родителей. С осени прошлого года существенно увеличился штат сотрудников социальных служб — сегодня на Украине 13 тысяч таких специалистов.

    Для иностранного усыновления на Украине без особых воплей и асимметричных ответов введены серьезные ограничения: иностранные граждане не могут брать детей до пяти лет (кроме тех, чьи братья и сестры уже усыновлены за границей), а из детей старше имеют право усыновить только тех, кто не менее года значится в базе нуждающихся в национальном усыновлении. Исключение составляют дети, больные различными тяжелыми хроническими и генетическими заболеваниями, включая синдром Дауна, — Украина признает, что пока не готова предоставить таким детям возможности для нормального существования. Сегодня национальное усыновление на Украине в восемь раз превышает международное, а за дошкольниками и вовсе стоит очередь. В России сторонники закона об отмене усыновления гражданами США всех российских детей (в последний момент оговорка была сделана лишь для тех, в отношении которых уже принято судебное решение о передаче их в американские семьи) объясняли, что наша страна способна сама содержать своих сирот и чужая помощь им не нужна. Вот только никакого серьезного подтверждения этим заявлениям нет.

    Что вообще успели сделать у нас? В соответствии с путинским указом вослед вышеупомянутому закону были незначительно облегчены условия для потенциальных приемных родителей. Сейчас все будущие усыновители должны пройти курсы в школе приемных родителей (ШПР), однако по стране их крайне мало (даже на так называемую Новую Москву всего одна, и та еле работает, поскольку денег ей не дали), и деятельность их превращается в профанацию, а то и просто в жульничество: где-то людям предлагают вместо прохождения курса прочесть одну-две статьи и заполнить тест, а где-то выдают сертификат о прохождении ШПР за деньги. Органы опеки у нас никто не перепрофилирует: новые службы семейного устройства где-то и создаются, но лишь формально, и опять же без выделения средств.

    А главное — нет политической воли к проведению реформ. Чем бы эта политическая воля ни была вызвана, приходом ли новых (и заинтересованных) людей во власть, требованиями ли Евросоюза, бедностью ли (как резонно заметил один из слушателей в Сахаровском центре, у Украины нет нефтедолларов, которые можно было бы тратить на показуху вместо решения конкретных проблем), давлением ли снизу (Кожухарова подчеркнула, что реформа системы на Украине была народной — в ней участвовали все причастные к процессу люди, включая собственно приемных родителей). У нас, как заметила Петрановская, чиновники хотели бы, чтобы им принесли готовый проект по изменению системы и чтобы при этом делать ничего было не надо — ни обучать и внедрять людей, ни контролировать новые финансовые потоки.

    Кроме того, нет единства и среди представителей общественности, занимающихся проблемой. Наряду со сторонниками серьезных перемен есть те, кто заинтересован в сохранении детских домов, чтобы можно было продолжать возить туда гуманитарную помощь. А есть и еще одна, увы, особенно влиятельная группа общественников, которые вообще тормозят любые реформы, связывая их с тлетворным влиянием Запада. Их власть (в лице того же уполномоченного по правам ребенка Павла Астахова) слушает, похоже, внимательнее, чем остальных, и снабжает их ресурсами для «просвещения» и без того запуганного населения об опасности перемен.

    Конечно, какие-то положительные изменения есть. Это видно хотя бы по риторике некоторых представителей власти. В Москве глава департамента социальной защиты населения, с лета прошлого года забравшего под себя все, что относится к проблемам детства, Владимир Петросян говорит какие-то правильные вещи о необходимости сохранения детей в семье или устройства их в приемные семьи, ругает детские дома, которые по старинке гордятся большим числом детей — но пока все это сводится к декларациям и показухе. Никаких конкретных действий по изменению системы в целом никто во власти не предлагает.

    Удовлетворение животной похоти человекообразными существами с кем попало - это пожалуйста, это нормально для западнюков, построивших свои государства на костях истреблённых ими народов, а вот влюбиться в кого-то - это, согласно западным "ценностям" - признак болезни.

    Девочка создана Творцом Всего Сущего ДЕВОЧКОЙ - будущей мамой.

    Мальчик создан Творцом всего сущего будущим ПАПОЙ, что на санскрите означает - защитник. И не земным тварям менять то, что задумано и создано Творцом Всего Сущего!
    Родители должны становиться мамами и папами, заботящимися о своём потомстве. Те, кто бросают собственных детей - подлые существа, они должны быть стерилизованы и не освобождаться от выплат денежного содержания своему уже произведённому потомству. Так будет правильно.
    Эй, вы, русичи! Кончайте бухать! Кончайте болтать! Русь спасителей ждёт!
    То что сегодня творилось в Тбилиси напоминало Варфоломеевскую ночь, многотысячная толпа (может быть больше десятка тысяч) гонялась за несколькими десятками человек, которые собирались провести акцию против гомофобии. Полиция, которая не смогла предотвратить столкновение, смогла все же избежать большого кровопролития, были сделаны корридоры, были эвакуированы участники акции против гомофобии. На этом видео видно как их сажают в желтые автобусы, и увозят прочь с площади Свободы.
    Но на ул. Вачнадзе оставшаяся часть участников этой акции оказалась заблокирована в микроавтобусе, движение которому мешали православные активисты, которые разбивали окна, закидывали противников камнями.
    Если бы не действия полиции, последствия были бы просто ужасающими.
    Это какой то православный талибан!

Судя по их названию, этому тексту релевантны статьи:

  1. Анатомия партнерских программ (3-я часть).

  2. Хотите из 50 рублей сделать целое состояние??? Я не шучу !!!

    Хотите из 50 рублей сделать целое состояние??? Я не шучу !!! При помощи простой финансовой системы СБЕРКАРТА это реально!!! Чуточку Вашего усердия и Всё получится ! Всё очень просто ! Регистрация 5 минут: http://sbkarta.ru/glorionas

  3. Марк Фабер: я думаю мы все обречены.

    Все кто любит правдоруба Марка Фабера, будет рады узнать о том, что автор «Gloom, Boom and Doom» дал 40-минутное интервью McAlvany Financial Group, в котором были затронуты все обычные аспекты: золото, серебро, драгоценные и промышленные металлы, «бум с изъяном», будущее финансовых пирамид и рынок капитала в целом, и многое другое.

Хомячковый рай. Уйти и потеряться:

Комментарии к этой заметке больше не принимаются.


май 2013
пн вт ср чт пт сб вс
1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31
  • География читателей: Locations of visitors to this page *****РАССЫЛКА*****

    Ваше имя :
    Ваш email :

    Прямо сейчас на блоге: